Как жили сибиряки до колонизации и почему кочевники не мерзнут. Новости года об истории Сибири

Количество старообрядцев, по-прежнему живущих в тайге по берегам Енисея, исчисляется тысячами. При этом речь идет не только об обитателях глухих скитов или монастырей (они начали появляться здесь в XVIII столетии и существуют до сих пор), но и о жителях довольно многолюдных по современным российским меркам деревень.

Из Бразилии в Туруханск

Ханофер Ефимов ди Кейрос почти два десятилетия назад вместе с матерью переселился из Бразилии в Восточную Сибирь и с тех пор жил в Туруханском районе. Сначала вместе с матерью (в Россию она привезла его подростком) он оставался в одном из скитов, по-прежнему стоящих в тайге, а после ее смерти перебрался в старообрядческую деревню Чулково, расположенную на берегах Енисея, больше чем в 300 км от райцентра, Туруханска.

В октябре 2018 года о нем написали большинство федеральных и региональных СМИ: в конце лета его остановили на реке сотрудники рыбинспекции. Попытавшись проверить документы у нарушителя, они обнаружили, что у мужчины их в общем-то и нет — по словам Ханофера, его бразильский паспорт сгорел в пожаре несколько лет назад. Из документов осталось только свидетельство о рождении и то на португальском языке.

Дальше ситуация развивалась быстро — в конце сентября Ханофер, оставив в деревне жену Антониду (тоже из числа местных старообрядцев) и троих детей, явился в суд Туруханского района. Судья вынес постановление о депортации Ханофера, его взяли под стражу и этапировали в Красноярск. За него вступились правозащитники и журналисты, сторонники Ханофера призывали власти не разлучать семью, тем более до сих пор благополучно работавшую «на земле». Доводы, да и настойчивость защитников сработали. В начале октября суд Красноярска отменил решение о депортации, в краевом МВД пообещали оказывать ему поддержку, а в паблике, посвященном работе региональных полицейских, даже выложили фотографии счастливого Ханофера вместе с супругой и новым свидетельством о браке.

После этого правозащитники отвезли Ханофера в Москву, где он обратился в посольство Бразилии в России с просьбой о восстановлении паспорта. Документа он пока не получил, но депортация ему как супругу гражданки Российской Федерации больше не грозит, пояснила «Известиям» правозащитница Ольга Суворова, которая помогает семье старообрядца.

Впрочем, вероятнее всего, история Ханофера — лишь вершина айсберга. Людей с просроченными или отсутствующими документами на Енисее может быть сотни, если не тысячи. Многие из них, вероятнее всего, являются гражданами других государств — и при столкновении с официальными органами, не слишком, судя по всему, подготовленными к их появлению, их будет ждать не менее суровый прием.

Истоки стереотипов о сибиряках

Историяосвоения русской Сибири насчитываетболее 400 лет, начиная с похода Ермака в1582 году. Однако общероссийский стереотипо сибиряках как о более мужественных издоровых людях сформировался относительнонедавно — уже в XX веке,рассказал доктор исторических наук,заведующий сектором истории второйполовины XVI – начала ХХ вв. Институтаистории СО РАН Михаил Шиловский.Сибиряков хотят сделать национальностью

«Эторусско-японская война, Первая мироваяи Великая отечественная. Помните уТвардовского — “родимый край лихихсибирских трём войнам памятных полков”?»— уточнил профессор. По его словам,стереотип и даже элемент мифологии отом, что сибиряки спасли Москву и внеслибольшой вклад в победу, стал своеобразнымкирпичиком в представлении о сибирякахкак если и не о суперэтносе, то как онаиболее достойной части русскогоэтноса.

Шиловскийпризнал, что дух авантюризма у прибывающихв Сибирь в известной степени присутствовал.Бытовало мнение, что Сибирь — край, гдеочень много земли и мало начальников,и это даёт возможность «проявить себяво всей красе». Но нельзя сказать, чтоза Урал ехали только из соображений«найти райскую землицу». В европейскойРоссии зачастую считали, что Сибирьявляется своеобразным цивилизационнымтупиком.

Такжеучёный напомнил, что в конце XIX – началеXX веков сибирские областники ГригорийПотанин, Николай Ядринцев и другиерассматривали Сибирь как политическуюи экономическую колонию России и считали,что здесь сформировался новый типрусского народа — сибиряки. Они полагали, что сибиряки отличаются отживущих в европейской России даже поантропологическим характеристикам иособенно по психоментальным качествам.Сибиряков сравнивали с первопроходцами,которые осваивали Северную Америку.

Как выглядит деревня староверов

В Ярцево у меня создалось ощущение, что я попала в деревню из старого фильма. Однако все здесь перемешалось — женщины в длинных сарафанах и платках, как из русской сказки, модно одетые подростки, старые дома с ажурными окнами, «жигули», советские мотоциклы, старинные деревянные лодки, индюки, куры и огромное количество бегающих без присмотра детей. Я не увидела здесь ни одного полицейского, на всю деревню один врач, но подавляющая часть старообрядцев не признает местную медицину и отказывается пить лекарства. В центре села — четырехэтажная школа и православный храм, неподалеку от которого община староверов строит свой собор.

Дом староверов (Фото: Андрей Картавцев)

Большинство старообрядцев в Ярцево живут в кирпичных домах или срубах. Мирских в свои дома они не пускают. Мне удалось пообщаться с семьей староверов из семи человек, которые разрешили посмотреть, как выглядит одна из комнат в их доме и участок. Они ведут более современный образ жизни, чем старшее поколение, — мужчины не носят бороду и даже ездят на автомобиле.

Лодки для ловли рыбы (Фото: Андрей Картавцев)

«Дом мы купили сразу же, когда переехали сюда из Ангары в Иркутской области. Жизнь здесь спокойная, размеренная. Однако многие местные, наоборот, уезжают в поисках работы в другие города. Говорят, здесь раньше было много предприятий. Мы живем за счет своего хозяйства — вся семья работает на огороде. На Енисее легко поймать самую разную рыбу — щук, осетров, карасей, пелядь. Нам здесь нравится. Сейчас еще и собор строят, можно будет всем вместе молиться», — рассказал отец семейства Сергей.

Дом староверов (Фото: Андрей Картавцев)

В комнате, которую показала семья, — принадлежности для охоты и рыбалки, прялка и множество книг, в том числе старинных, для молитв, которые передаются из поколения в поколение. На стенах висит праздничная молитвенная одежда для служб — кафтан, азям, сарафан, платок и пляс. «Женщина после замужества должна носить такую одежду не только на молитвы, но и в обыденной жизни. Голова обязательно должна быть покрыта двумя платками», — рассказал Сергей. Он уточнил, что одежду в основном принято шить самим, но ткани иногда покупают в магазинах.

Здесь староверы шьют свою одежду, однако у многих уже есть швейные машинки (Фото: Андрей Картавцев)

Староверы рассказали, что у большинства жителей деревни в домах есть печи и даже разрешены духовки. В каждой комнате — красный угол с иконами для молитвы, которую совершают не меньше пяти раз в день. Иконы староверов отличаются от православных — они выполнены из меди или бронзы. Телевизоров, компьютеров, микроволновых печей и другой техники здесь не найти. Однако по благословению наставника пожилые люди могут использовать стиральные машины.

Мальчик помогает маме плести обереги (Фото: Андрей Картавцев)

Комнат, как правило, не меньше трех, ведь семьи здесь большие. Помимо дома, на каждом участке есть баня и хозяйственные постройки. Старообрядцы объяснили, что живут за счет сельского хозяйства — выращивают овощи и фрукты, разводят кур, коров, коз, поросят, пчел. Запасов хватает, чтобы пережить суровые сибирские морозы. Часть продуктов они продают, однако оплата разрешена только наличными. Кредитные карты, по их мнению, также являются изобретением антихриста.

Грядка (Фото: Андрей Картавцев)

Реальная жизнь в нескольких фото

На обширных территориях сибирской тайги практически затерялись многочисленные деревни и села. В полной изоляции продолжает свое существование и маленький городок Тара, где люди привыкли жить в уединении, а большинство домов построены из дерева, поскольку это самый доступный строительный материал. Следующие фото дают вам возможность заглянуть в снежный сибирский пейзаж.

Вот так выглядит большая часть автомобилей в Таре.

Катание с горок – одно из главных развлечений для детей.

После активной прогулки на свежем морозном воздухе дома детей ожидает горячий и сытный обед.

Вот так выглядит обычный жилой дом в Таре. Спасская церковь на заднем плане.

Еще один жилой дом в Таре, Омская область.

Снежные забавы для детей.

Зимний вечер в Таре.

Сибирские пейзажи маленького таежного городка никого не оставят равнодушными. Но так ли хороша жизнь в снежной сказке?

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Сибирь без конца и края

      Прошедшим летом в начале августа удалось вырваться на две недели в отпуск. И отпуск этот я посвятил путешествию на жемчужину Сибири – озеро Байкал. Об отдыхе я здесь рассказывать не буду. Расскажу о сибирских деревнях, что видел по дороге, преодолевая огромное море тайги.

      Расстояние около двух тысяч километров от Белово Кемеровской области до Байкала мы преодолели за три дня. Ехали не спеша, днём. Так, что время поглядеть в окно и посмотреть на жизнь в сибирской деревне было. Из этих двух тысяч километров пути больше половины пришлось на тайгу. Тайга без конца и края.

Сибирская тайга       Однако же, вдоль дороги было много деревень. В такой глухомани живут люди. Откуда они здесь? А ничего удивительного. Именно вдоль дороги и селились люди ещё с восемнадцатого века. Именно тогда русский царь повелел строить дорогу через всю Сибирь — матушку на дальневосточную окраину нашей необъятной страны.

      Кого силой привели в кандалах, кто по своей воле подался на новые земли. Всем миром строили Сибирский тракт. Вот и появились в Сибири деревни. А посёлки и города появились позже, когда в конце девятнадцатого и начале двадцатого века строили железную дорогу – Транссиб.

      Но, даже сегодня, все населённые пункты расположены вдоль дорог. Вдоль автомобильной дороги М53 и вдоль железной транссибирской дороги. Отойди от них в сторону на 50 – 100 километров и не найдёшь больше человеческого жилья.

Вместо предисловия

Когда ты часто принимаешь решение о переезде в другой город, то в третий раз переезжать не так уже и страшно!

Родилась я в Усть-Каменогорске (Восточно-Казахстанская область) и жила себе там спокойно до 17 лет. Здесь потрясающая природа, прекрасный климат, но национальный вопрос стоит ребром. В 2000 году, закончив школу, о вузе в Казахстане и речи идти не могло, поэтому дружно с одноклассниками мы поехали покорять… Томск. Отучилась, проработала на разных предприятиях и в учреждениях Томска, вышла замуж, развелась, купила квартиру, заболела и выздоровела.

Прошло 16 лет. В 32 года мне поступило предложение о работе и смене места жительства. Так в 2016 году случился переезд в Санкт-Петербург. Главная мысль, которая зудела перед принятием решения — если я не воспользуюсь этой возможностью, то всю жизнь буду жалеть об этом. Надо пробовать!

История освоение Сибири

Начало освоения Сибирских земель в 16-17 веках связано с именем Ермака. Именно под его руководством был свергнут татарский хан Сибирского ханства. За казаками в далекую тайгу потянулись охотники, крестьяне. В Сибири все русские были вольными – платили только налог государству. А местные племена облагались меховой данью. Сибирские меха высоко ценились, особенно в Европе. Доходы государства российского с присоединением Сибири значительно выросли.

На вольных землях стали строится города, в виде острогов, которые служили укреплениями. Так появились Томск, Тобольск, Тюмень, Красноярск. Все они со временем превратились в крупные промышленные и культурные центры. В 19 веке указом Александра I сибирская территория была разделена на два генерал-губернаторства – Западное и Восточное.

Город в Сибири

«Что там происходит, знают только посвященные»

Река Дубчес, северный приток реки Енисей, считается мировой «столицей» старообрядчества — по крайней мере для старообрядцев часовенного согласия. Это одно из направлений, которое выросло из течения беспоповцев — то есть тех, кто отвергает необходимость священнослужителей в принципе.

Люди начали селиться здесь еще в конце XVII века — вскоре после раскола 1650–1661 годов, за которым последовали гонения на тех, кто предпочел придерживаться старой веры. Многие ехали в Сибирь добровольно, надеясь обрести спасение души, многих просто ссылали в глухие сибирские леса.

Сегодня в тайге по берегам великой реки по-прежнему стоят закрытые монастыри и скиты, попасть в которые «мирскому» человеку нельзя. «Однажды туда прилетали корреспонденты на вертолете, так обитатели монастыря просто ушли все в лес», — рассказал журналисту «Известий» один из жителей Туруханского района.

Здесь же, на Дубчесе, находится и деревня Сандакчес — фактически центр местного старообрядчества, через который проходит большинство людей, приезжающих в качестве паломников или с желанием переселиться в эти края.

— Там <на Дубчесе. — Прим. ред.> — абсолютно закрытые территориальные образования, что там происходит, знают только посвященные, никто из мира там не бывал и не будет — их туда не допускают. Про них известно только, что люди там молятся, не едят мясо, живут традиционными промыслами, при этом не охотятся, живут только рыбалкой — в монастырях даже нет ружей, — рассказывает Ольга Суворова.

Посетить эти места приезжает много паломников, в том числе из старообрядческих общин, расположенных по всему миру: от Канады до Латинской Америки и Африки. Некоторые из них остаются в монастырях годами. Именно так, объясняет правозащитник, на берегах Енисея появляются люди с просроченными документами и — нередко — иностранными паспортами.

— Люди едут сюда, чтобы сохранить свою веру чистой, — они так считают, — объясняет «Известиям» Николай Шляхов, глава Верхнеимбатского сельского поселения, к которому принадлежит село Чулково. Сам он не старообрядец, однако за десятилетия соседства их образ жизни успел неплохо изучить. — В миру сейчас становится слишком много соблазнов, поэтому многие отправляют в местные монастыри из Европы или вообще из других стран детей.

Информацию о закрытых и удаленных от мира монастырях подтверждает и разошедшаяся несколько лет назад по многим изданиям история девочки из США, которая, по ее словам, провела в одном из таких монастырей 15 лет.

Она рассказывала журналистам, что родственники-старообрядцы подростком отправили ее в монастырь на Дубчесе с организованной паломнической группой, но через какое-то время прибывшие с ней люди просто уехали — и девочка поняла, что для нее был взят «билет в один конец». Сбежать из монастыря девушке удалось лишь через 15 лет, при этом, как следует из ее рассказа, добраться до Енисейска ей помогли жители располагавшихся неподалеку сел — тоже старообрядцы.

Правда, Николай Шляхов, рассказывая о монастырской жизни со слов знакомых старообрядцев, говорит, что «насильно их там никто не держит» — если человек чувствует, что не справляется, что такая жизнь не по нему, он может уйти и поселиться в обычной старообрядческой деревне.

Такие деревни, где в основном живут семейные, в отличие от монастырей, хорошо известны местным, и их жители, по словам Ольги Суворовой, по-своему пытаются взаимодействовать с мирскими.

— Я всегда знала, что на Дубчесе у нас существует община беспоповцев, что Чулково — старообрядческое поселение, что капитаны пассажирских судов с ними поддерживают отношения, так же, как и отдельные граждане, которые занимаются рыбалкой и охотой, — поясняет она.

Старообрядцы, которые живут охотой, рыбалкой, а также сельским хозяйством (в Чулково, по ее словам, жители выращивают картошку и выкармливают молочных бычков), торгуют с местными. Или меновым способом, или за деньги, которые им всё равно нужны на приобретение тканей, одежды, обуви и всевозможных инструментов.

Общее количество старообрядцев в России сегодня оценивают примерно в 2 млн человек, в стране действует сразу две церкви — Русская православная старообрядческая церковь (РПСЦ) и Древлеправославная поморская церковь (ДПЦ). На севере в основном находятся общины ДПЦ, многие из них официально не зарегистрированы (в том числе и из-за труднодоступности районов, в которых они располагаются). Кроме того, старообрядческие общины существуют в странах Восточной Европы, Латинской Америки, в Канаде и Австралии. Многие старообрядцы переезжали туда в начале XX века, а также в 1930-е годы, спасаясь от гонений со стороны советской власти.

Мифыо крепком здоровье

Распространённоемнение о крепком здоровье сибиряковявляется мифом, считает врач-инфекционистПётр Гладкий. «С ноября и до апреля унас высокий уровень простудных заболеваний(ОРЗ и гриппа). Значит, здоровье сибиряковв целом не такое крепкое», — объяснилон.

Напротив,суровость сибирского климата отрицательновлияет на здоровье. Длинные ночи зимойи короткие ночи летом приводят кнедосыпанию, а частое и продолжительноепребывание на холоде может привести кобострению хронических болезней(дыхательных путей, сосудов, суставов),обморожениям кожи лица и рук. Для здоровьяполезнее жить там, где климат ипродолжительность светового дняоптимальны, и Сибирь, разумеется, сюдане относится.

Гладкийтакже оправдал морозобоязнь «европейских»россиян — по его словам, в отсутствииветра 30-градусный мороз воспринимаетсяздесь легче, чем минус 10 в Москве илиПетербурге.

Во дворе я поговорила с Петром, сыном Сергея. Ему 9 лет. Вот его рассказ:

— Семь лет назад мы c родителями и пятью братьями переехали в Ярцево из Ангары. Купили у местных дом из кирпича и дерева. Потом своими силами достроили его и переделали. У нас два этажа, на втором — две спальни, на первом — зал и ванная комната с туалетом. Также есть кухня с печью и духовкой. Телевизора у нас нет, а интернет здесь плохой. Им разрешают крайне редко пользоваться. Если пользоваться часто, то накажут и наложат епитимью.

У нас во всех комнатах красные углы, где мы молимся перед сном и едой. Есть также специальное место для хранения книг, которые достались по наследству от предков. Обычно при пожаре в доме все спасают деньги и документы, а мы — иконы и книги. Документы для нас не важны.

Родители занимаются сельским хозяйством. У нас три коровы, 11 гусей, петух и две курицы. За домом большой огород, где мы с братьями помогаем родителям после школы. Братья также делают посуду из дерева, а мама шьет нам одежду и плетет обереги. Они у нас являются обязательными, так же как и крест.

Сейчас община строит собор, но, мне кажется, места там для всех маловато. Но в основном мы все равно молимся дома. Когда вырасту, думаю, тоже построю свой дом. У нас, кстати, чтобы получить благословение на женитьбу, нужно обязательно построить или купить свой дом. Уезжать из Ярцево я не хочу, уже привык и завел много хороших друзей. Хотя все больше семей покидают деревню в поисках работы. Когда вырасту, хочу стать дальнобойщиком и путешествовать по России.

Люблю тебя, Петра творенье…

Жизнь в Санкт-Петербурге — это размеренность и ритм, отвратительная погода и возможности, высокие цены и весьма скромные заработки. Но обо всем по порядку, потому что мне есть с чем сравнивать!

Размеренность. Если работая в Сибири, все ориентируются на темп и ритм Москвы, стараясь быстрее заключить договор, созвониться, все согласовать, то в Питере все живут размеренно. Настоящий житель Петербурга никогда не станет торопиться: он встанет в 10.00, выпьет чашечку кофе, зайдет в «булашную», пройдется по Невскому и возможно завтра обсудит с Вами условия контракта. Местные жители в меру пафосные, недоверчивые, и очень высокого мнения о себе, хотя бывают и исключения.

Метро. В метро все вежливы и обходительны, но стоя в очереди на эскалатор, сохраняйте спокойствие! Очередности нет, все идут косяком и совсем не важно, что ты стоишь уже минуту. Город очень сильно разрастается и станций в спальных районах типа Юнтолово, Юбилейный, Кудрово жизненно не хватает. Печально, что с 01.01.2020 метро стало дороже на 10 рублей. Новая цена жетона — 55 руб.

Возможности. Близость Финляндии и Эстонии накладывают отпечаток. Все ездят в Финку за продуктами. Там и качество и вкус. У тех, кто имеет постоянную прописку открыт шенген на длительный срок и в этом есть огромный плюс.

В 2017 году я приобрела готовую студию и обзавелась постоянной пропиской. Поэтому вместе с друзьями мы съездили в Хельсинки, попутешествовали на огромном пароме по маршруту СПб-Рига-Стокгольм-Таллин-СПб. Эти поездки расширяют кругозор, знакомят с культурой, фино-угорским происхождением многих топономических названий.

Еще близость Петербурга с Карелией знакомит с другими традициями. Здесь Вы увидите Ладогу своими собственными глазами, можно съездить на Валаам, в г. Тихвин, каждый год в честь годовщины избавления города от оккупантов Ленрезерв устраивает бесплатную выставку-макет в реальную величину. Здесь покажут разрушенные здания, танки, бомбу в реальную величину, форму и утварь тех лет, да много еще чего…

Погода. Если вы не уроженец Санкт-Петербурга, то вам никогда не понять этот город. Серость — это не шутки, это объективная реальность. Самый тяжелый и депрессивный период года с октября по январь. Для него характерны: короткий световой день, отсутствие снега (серый гранит повсюду), темно-серое небо, потому что солнце может выглянуть пару раз за 4 месяца. И даже шквалистый ветер не может разогнать эту толщу ватных облаков.

Цены. Очень дорогой хлеб, квартиры, мясо, проезд. Средняя з/п 45 000 руб. Вот расчет: 17 000 — 20 000 (квартира), 4000 — проезд, 15 000 еда + уход за собой. ФСЕЕЕ. Можно сэкономить и снять комнату за 9000 — 10000 рублей, но здесь как повезет с хозяевами и соседями.

Жизнь в сибирской глубинке в тайге

      Жизнь в сибирской тайге зависит от удалённости от дорог. Чем ближе к оживлённой дороге, тем живее деревенька. В глубинке, чем дальше от дороги, тем более удручающий вид представляет поселение человека. И это понятно и объяснимо.

      Сегодня мало желающих жить своим подсобным хозяйством. А чем дальше от оживлённой дороги, тем меньше вероятность найти какую-либо работу. Вот и строят новые дома в таких деревнях те, кто нашёл себя в новых реалиях жизни. Редко, но бывает, что имеющий средства горожанин построит для себя дачу вдали от цивилизации.

Деревня в тайге

      А с учётом того, что городская суета и нервозность уже поднадоела многим, то таких желающих обосноваться в глуши и тиши становится всё больше. Это своего рода релакс на фоне природы. Ну и возможность привести свои чувства и мысли в порядок.

      Ну и есть ещё работящие деревенские жители, выживающие своим трудом и натуральным хозяйством. Нет, скорее не натуральным хозяйством, а производством сельской продукции на продажу в малых объёмах. Реализуется такая продукция на рынке или по знакомым.

      Скажем, содержит такой крестьянин две или три коровы или пять – десять поросят. Себе на жизнь хватает с лихвой. Ещё излишки остаются. Вот их он и продаёт. Но, таких становится всё меньше и меньше. Кому из молодых охота хвосты крутить?

Уезжаю в Сибирь

Прожив 4 года в городе на Неве при всех его плюсах: с театрами, фестивалями, близостью к Европе, Карелии, Пскову, богатому культурному наследию, с уникальными памятниками… для меня — это город зеленой тоски, правда. Здесь дорого жить, здесь не видно солнца, здесь нет родных и близких, поэтому я переезжаю в Новосибирск.

В Сибири люди добрее, они умеют доверять, здесь живут красивые и открытые мужчины. Сейчас держу курс на переезд.

«Промысел назвали браконьерством»

Промысел в сибири

При этом в России с 2006 года действует «Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом». По ней,в том числе старообрядцев, проживающих за рубежом, активно приглашают вернуться на Дальний Восток (еще один дореволюционный центр старообрядчества в России).

Тем, кто решится на переезд, предлагают помощь — в том числе финансовую, — при оформлении собственности на землю и строительстве домов. Однако в отношении староверов, Россию так и не покинувших, здесь возникает некоторая двойственность.

— Получается, что помощь обещают тем, кто только собирается приехать, но те, кто живет на этой земле традиционно, — как это, например, происходит с енисейскими старообрядцами, — на нее рассчитывать не могут: у них нет ни льгот, ни преференций, — говорит Ольга Суворова.

Такая несогласованность выглядит странно в том числе и для представителей общин из других стран — особенно учитывая, что многие общины поддерживают между собой тесные связи. В том числе и с Россией.

— Смотрится всё это так, что одной рукой мы приглашаем старообрядцев — мол, приезжайте к нам на Дальний Восток, будут вам и преференции, и документы. А с другой стороны, мы говорим о тех, кто уже живет на территории Российской Федерации: ребята, они совсем не наши. Пусть они сначала уберутся к вам — причем болезненно, через задержания, суды и решетки, а там мы посмотрим, может быть, потом они смогут к нам вернуться и на Дальнем Востоке жить хорошо и здорово, — указывает Ольга Суворова.

Так, например, серьезная проблема для староверов, живущих в основном охотой и рыбной ловлей, — ужесточение правил рыболовства. Старообрядцы, хотя и придерживаются в первую очередь своих внутренних правил, общие для всех законы нарушать тоже не хотят. Но выжить без охоты и рыбалки они не смогут.

Именно во время одного из таких участившихся рейдов рыбинспекции, например, на Енисее был задержан Ханофер Ефимов (что рыбу он ловил, получается, незаконно, он тогда не отрицал).

«Они живут натуральным хозяйством, от промыслов, а промысел сейчас называется браконьерством. И если сейчас гайки закрутят дальше, что им будет делать, откуда у них другой доход?» — пожимают плечами соседствующие с ними сибиряки.

Ольга Суворова согласна с тем, что старообрядцам, ведущим уединенную жизнь в тайге, могут помочь квоты, аналогичные тем, что действуют для коренных народов Севера — в конце концов, указывает она, староверы живут здесь с XVII–XVIII веков. Примерно тогда же в России узнали и о существовании коренных народов Севера. Получается, что они существуют бок о бок уже почти три столетия, и те и другие живут довольно закрытыми сообществами, сохраняющими исторический уклад. И одинаково сильно зависят от традиционных промыслов. Однако у одних есть, скажем, квоты на вылов рыбы и охоту, а у других — нет.

Впрочем, в случае с Енисеем, такие дополнительные привилегии могут вызвать вопросы у жителей соседних деревень, даже несмотря на то, что вообще-то к старообрядцам жители относятся спокойно. Вопрос с ужесточением правил рыбной ловли здесь — больной для всех («У нас мало рабочих мест и много рыбы, охотники ею собак всегда кормили»).

По данным, которые «Известиям» озвучивают сибирские правозащитники, до 70% мужчин на Енисее так или иначе уже имеют судимость из-за нарушений правил рыбной ловли. И вряд ли люди с пониманием отнесутся к тому, что староверов переведут на привилегированное положение, подчеркивает Николай Шляхов, — сибиряк, называющий себя старожилом Туруханского района.

Предыдущие записи в этой рубрике:

  • Домик в лесу зимой или жизнь в сказке

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...